Замена митрального клапана без вскрытия грудной клетки

Недостаточность митрального клапана – пластика или замена?

Замена митрального клапана без вскрытия грудной клетки

Недостаточность митрального клапана проявляется забросом (регургитацией) крови в левое предсердие из левого желудочка при каждом его сокращении. Это перегружает левые отделы сердца, вызывает сердечную недостаточность, опасные аритмии и требует обязательного лечения. Тактика зависит от многих факторов:

  • степени недостаточности клапана, определяемой объемом остаточной крови в левом предсердии и объемом крови, выталкиваемой левым желудочком в аорту;
  • структурных изменений сердца;
  • выраженности сердечной недостаточности, наличия аритмии и других осложнений;
  • возраста;
  • характера сопутствующих заболеваний и общего состояния пациента.

Недостаточность митрального клапана может длительно находиться в стадии компенсации, поддерживаемой консервативными методами.

Однако хирургическое лечение, направленное на восстановление функции митрального клапана, является основным методом, и показано пациентам, имеющим II-IV степени его недостаточности.

Причем лучшие результаты имеют операции, выполненные до развития выраженной левожелудочковой дисфункции.

Изменения клапанного аппарата и его функций при недостаточности митрального клапана могут иметь разный характер:

  • миксоматозная дегенерация, проявляющаяся уплотнением и утолщением створок, из-за чего затрудняется их плотное смыкание во время сокращения левого желудочка;
  • ишемическая митральная регургитация, возникающая у пациентов с ИБС, перенесших инфаркт миокарда.

В отношении недостаточности, вызванной миксоматозной дегенерацией митрального клапана, все кардиохирургические школы мира единодушны – необходимо использовать все возможности для пластики клапана, имеющей несомненные преимущества перед протезированием:

  • отсутствие необходимости в пожизненной антикоагулянтной терапии;
  • меньшая вероятность повторных операций – через 15 лет в них нуждается не более 8% пациентов;
  • низкий риск эндокардита;
  • отсутствие рисков протезозависимых осложнений, например, тромбоза имплантата;
  • послеоперационная летальность не выше 1,5%, при протезировании – до 2,2%;
  • более низкая отдаленная летальность;
  • лучшее сохранение функции левого желудочка;
  • более высокие ближайшие и отдаленные результаты;
  • лучшее качество жизни;
  • меньшая частота госпитализаций по поводу сердечно-сосудистой патологии.

Единственный минус пластики митрального клапана у пациентов с миксоматозной дегенерацией – она не исключает прогрессирования дегенеративного процесса.

Результаты реконструктивной пластики митрального клапана

Через  1 годЧерез 5 летЧерез 10 летЧерез 15 лет
Выживаемость98%94%85%76%
Свобода от повторной операции98%97%95%92%

Что касается недостаточности митрального клапана ишемического происхождения, соотношение преимуществ и недостатков пластики и протезирования клапана несколько иное. Выживаемость пациентов и восстановление структуры левого желудочка существенно не отличаются, в остальном есть значимые различия:

ХарактеристикиПластикаПротезирование
частота рецидивов через 2 года5-59% в зависимости от квалификации хирургаменее 4%
сердечная недостаточность через 2 года24%15%
частота госпитализаций в кардиологическое отделение48%32%

Пластика митрального клапана представляет значительные технические трудности и часто доступна только ведущим специалистам лучших кардиоцентров мира. В их числе:

  • Кардиохирургический центр больницы Шаарей Цедек в Иерусалиме под руководством профессора Даниэля Битрана;
  • Немецкий кардиоцентр в Берлине.

Здесь выполняются сложные многокомпонентные реконструктивные вмешательства в случаях, когда большинство других кардиохирургов могут предложить только протезирование клапана. В ходе пластики проводится:

  • укорочение хорд;
  • протезирование хорд специальными нитями при отрыве их от створки;
  • разные варианты резекции створок клапана;
  • имплантация опорных колец;
  • шовная пластика;
  • сближение папиллярных мышц;
  • одномоментная радиочастотная абляция в случае фибрилляции предсердий;
  • транскатетерная операция без вскрытия грудной клетки и аппарата искусственного кровообращения по имплантации зажима митрального клапана для пациентов преклонного возраста с высоким хирургическим риском;
  • контроль эффективности операции с помощью трехмерной чреспищеводной Эхо-КГ.

В редких случаях, когда пластика невыполнима, специалисты Кардиохирургического центра больницы Шаарей Цедек в Иерусалиме и Немецкого кардиоцентра в Берлине проводят протезирование митрального клапана с обязательным сохранением подклапанных структур, что обеспечивает долгосрочное поддержание функции левого желудочка.

В выводах по результатам всех крупных отечественных и международных исследований, касающихся хирургической коррекции недостаточности митрального клапана, оцениваются не только преимущества и недостатки разных хирургических методик.

Везде подчеркивается ведущая роль кардиохирургов, уровень их квалификации и опыта в отношении операций на митральном клапане, возможности клиник в обеспечении комплексного, индивидуального подхода к каждому пациенту, их оснащения передовой диагностической и операционной аппаратурой.

Например, необходимость в повторной операции после неудачной пластики возрастает ежегодно на 2-3%.

В большинстве специализированных отечественных и рядовых зарубежных клиник предпочтительная для большинства пациентов пластика митрального клапана выполняется только в 30-50% случаев, а в остальных проводится протезирование.

В то же время в Кардиохирургическом центре больницы Шаарей Цедек в Иерусалиме и Немецком кардиоцентре в Берлине пластика клапана выполняется более чем в 95% случаев, а протезирование – в 5% с лучшими ближайшими и отдаленными результатами, по данным многоцентрового анализа.

Источник: https://mednavigator.ru/articles/nedostatochnost-mitralnogo-klapana-plastika-ili-zamena.html

замена митрального клапана без вскрытия грудной клетки

Замена митрального клапана без вскрытия грудной клетки

Операция производится через небольшой хирургический разрез без распиливания грудной кости, т.е. без вскрытия грудной клетки. Миниатюрный разрез между ребрами позволяет проведение замены аортального, реконструкции митрального и трикуспидального клапанов малоинвазивным методом.

Этот подход позволяет не распиливать грудную кость, как это принято согласно традиционному методу, а проводить операцию через небольшое отверстие в правой части грудной клетки.

Доктор Рам Шарони, ведущий кардиохирург и специалист по малоинвазивным операциям, стажировавшийся в течение нескольких лет в Нью-Йоркском университете (NYU), объясняет каким образом этот метод снижает риск хирургических осложнений и позволяет сократить период восстановления после операции: «Операция производится через небольшой разрез специальными длинными инструментами, которые разработаны специально для таких случаев и способны, в буквальном смысле слова, пролезть через игольное ушко. Подключение к аппарату искусственного кровообращения производится через аорту и правое предсердие, как было принято по традиционному методу или через бедренную аорту в паху. Мы используем широкий диапазон колец для реконструкции клапанов и синтетические материалы вместо порванных связок клапанов (хорд). В случае необходимости замены клапанов используются биологические или механические клапаны».

Каждая операция проводится с использованием эхокардиографии, что позволяет видеть качество хирургической работы непосредственно в ходе операции.

Научные исследования доказывают преимущество этого метода над традиционным: наносимая организму травма намного меньше, поэтому реанимация и выздоровление проходят значительно быстрее.

С 2014 года в медцентре им. Рабина начато применение бесшовных искусственных клапанов. Подобные клапаны облегчают операцию, укорачивают время ее проведения, а также имеют большую функциональность, чем предыдущее поколение клапанов. Кроме того, бесшовные клапаны представляют единственную возможность подобной операции для пациентов с кальцинозом аорты.

Применяемый в медицинском центре им. Рабина (больница Бейлинсон) метод минимального хирургического вмешательства «minimal invasive» позволяет проводить замену аортального и реконструкцию митрального и трикуспидального клапанов без травмирования грудной кости.

Это избавляет от возможных осложнений, происходящих при повреждении грудины: заражения и сепсиса, кроме того практически не оставляет шрамов, только небольшой надрез между 3 и 4 ребрами при замене аортального клапана и между 4-5 при замене митрального.

По словам доктора Рама Шарони: «эти операции требуют не только большого опыта, но и совместной командной работы кардиологов, анестезиологов, операционных сестер и слаженной работы всего центра».

Другим методом реконструкции митрального и аортального клапанов является метод замены клапанов методом катетеризации.

Если Вы или Ваши близкие нуждаетесь в проведении квалифицированной программы диагностики и лечения Вам рекомендуется обратиться к представителю нашего международного отдела, который поможет Вам в организации приезда в Израиль и в проведении профессиональной медицинской программы.

Источник: www.carmelit.co.il

Операции на сердце без вскрытия грудной клетки

Я лежала на операционном столе и слушала джаз. В это время мне проводили сложнейшую операцию на сердце.

Мне не делали общий наркоз, как это было бы при полостном вмешательстве. Не разрезали грудную клетку, не останавливали сердце. Все манипуляции проводили через бедренную вену.

Эндоваскулярные (закрытые) операции делают в России уже несколько десятилетий. Но до сих пор о них мало кто знает. «Без наркоза? На сердце? Шутишь. » — так реагировали почти все знакомые, когда я им рассказывала об этой прорывной технологии.

После процедуры мы поговорили с директором Центра интервенционной кардиоангиологии, академиком Давидом Иоселиани, чтобы понять, почему клиникам, проводящим высокотехнологичные операции, выжить порой сложнее, чем сельской больнице.

Сердечные проблемы академика Иоселиани

Так случилось, что родилась я с отверстием в сердце — «дефектом межпредсердной перегородки». Это нестрашная патология, с ней можно жить. Но если у здорового человека предсердия герметичны и не сообщаются между собой, то у меня через эту «прореху» лишняя кровь из левого попадала в правое. Как итог — правые отделы сердца, не справляясь с нагрузкой, увеличивались.

В детстве особых проблем со здоровьем ты не ощущаешь. Годам к тридцати, особенно если вести активный образ жизни, начинаешь обращать внимание на одышку. К сорока мне прочили характерные для пенсионного возраста тахикардию и мерцательную аритмию. В общем, операцию нужно было делать. И чем раньше, тем лучше.

На самом деле в большинстве случаев такие дефекты закрывают еще в детском возрасте. Но мои родные решили: «вырастет — примет решение сама». Я же к кардиохирургам не спешила. И шов через всю грудную клетку волновал меньше всего.

Я страшилась осложнений. В деталях я изучила, как под общим наркозом мне распилят ребра, подключат к аппарату искусственного кровообращения, остановят сердце, проникнут внутрь него.

Потом отверстие либо ушьют, как дырку в носке, либо поставят на него заплату.

«Операция несложная, — успокаивали кардиохирурги. — Длиться будет всего около трех часов!» Правда, потом еще сутки пришлось бы провести в реанимации, около двух — в палате интенсивной терапии. Шесть месяцев, пока грудная клетка не срослась бы, надлежало носить корсет.

Поэтому когда на консультации в Научно-практическом центре интервенционной кардиоангиологии мне сказали, что мой дефект можно закрыть эндоваскулярно, не разрезая грудную клетку, не останавливая сердце, я восприняла это как чудо.

Справка «МК»: «Эндоваскулярные операции еще называют катетерными или внутрисосудистыми.

Хирург не разрезает ткани пациента, к месту проведения манипуляции он подбирается по артериям или венам, проводя необходимые инструменты по установленному внутри сосуда катетеру.

Такой щадящий метод позволяет добиться минимальной кровопотери и в большинстве случаев не требует общего наркоза. Используется в кардиологии, гинекологии, урологии, онкологии».

В кардиологии самая распространенная эндоваскулярная операция — стентирование. В сосуд, суженный патологическим процессом, вживляется конструкция, похожая на пружинку. В моем же случае отверстие в перегородке сердца нужно было закрыть имплантатом, который называется окклюдер.

Об этой конструкции стоит сказать отдельно. Сделана она из нитинола — сплава титана и никеля. Это уникальный металл, обладающий памятью формы. Его можно сжать до совсем миниатюрных размеров, скрутить в спираль.

Но стоит расслабить руку — и сетчатая нитиноловая ткань тут же расправится, примет свой первоначальный вид.

Собственно, благодаря этому свойству окклюдер, диаметр которого в моем случае был три сантиметра, можно сжать и поместить в катетер шириной всего пять миллиметров.

В расправленном виде окклюдер имеет форму катушки. Узкой частью его устанавливают непосредственно в сам дефект, а две более широкие бранши, закрепившись с двух сторон перегородки, не дают ему выпасть. Примерно таким же образом в отверстии на манжете рубашки держится запонка.

К слову, все манипуляции внутри организма пациента хирург отслеживает при помощи рентгена. Чтобы защититься от вредных лучей, врачи надевают фартуки со свинцовыми вставками. Даже в хирургические шапочки вшиты пластины из свинца.

Меня сразу предупредили, что операция будет проводиться под местной анестезией — новокаином обезболят место в паховой области, через которое в вену введут катетер. Но я упорно просила себя «отключить». Человеку, далекому от хирургии, сложно понять, как можно проникнуть в сердце, при этом не доставив непереносимых мучений его хозяйке. В общем, дни перед операцией прошли «на валерьянке».

Для госпитализации сказали приехать к 10 утра, в 11 я уже лежала на операционном столе.

— Первые минуты придется потерпеть, пока мы будем проводить пункцию, — предупредил оперировавший меня директор Центра интервенционной кардиоангиологии Давид Иоселиани. — Потом можете расслабиться.

Пункция, то есть прокол вены, — самый болезненный этап операции. Представьте, что вам собрались брать кровь, но очень толстой иглой. Неприятно, но потерпеть можно.

Когда катетер был введен в прокол, я еще минут десять лежала не шевелясь. Боялась вздохнуть. Слушала комментарии хирургов («мы в нижней полой вене», «зашли в правое предсердие») и силилась ощутить хоть что-то.

Все же в этот момент мне по вене до самого сердца проводили трубку в метр длиной. Но ничего — будто лежишь на обычном УЗИ.

Как потом мне объяснили, и вены, и наш «пламенный мотор» лишены нервных рецепторов, а следовательно, и чувствительности.

То, что у меня в сердце начали проводить манипуляции, я поняла по странному шевелению где-то в глубине под левым ребром. Когда окклюдер завели в полость и последовательно открыли две его бранши, сердце сотрясли несколько мощных ударов, будто кровоток пробивался через какую-то преграду.

Потом меня попросили повернуться с боку на бок, покашлять. Как объяснил Давид Георгиевич, все это время окклюдер плотно зафиксирован на доставляющем устройстве (для наглядности можно сказать, что это трубка с «пультом управления» на конце).

Если вдруг имплантат будет установлен неправильно или сместится в первые минуты, его можно будет сложить, как зонтик, и вытащить из полости сердца. Потом попробовать установить заново.

И только когда врачи уверены, что окклюдер «схватился», его отцепляют от «доставки».

Вот, собственно, и все — катетер вытаскивают, на место прокола накладывают плотную повязку.

Спустя ровно час после начала операции меня уже везли в реанимацию, а еще через час я лежала в палате.

Помню, как в реанимации двое моих соседей, которым с полчаса назад провели стентирование, делились впечатлениями.

— Состояние — будто ничего не было! Хоть сейчас вставай и иди.

— Ага, я после удаления аппендицита двое суток отходил. Здесь же в сердце залезли — а хоть сейчас шагай на работу.

На следующий день мне сняли повязку и разрешили ходить. Еще через три дня выписали домой. А уже спустя две недели я вышла на работу. На ноге остались две точки от пункции. Примерно через три месяца установленный у меня в груди окклюдер должен зарасти сердечной тканью. Через полгода, пообещали, вполне смогу отправиться покорять Эльбрус.

Внутрисосудистые операции не только более щадящий подход. Иногда это единственная возможность для человека выжить.

В одно время со мной в центре лежала 84 летняя Елена Ивановна, у которой почти атрофировался аортальный клапан, а атеросклеротические бляшки забили сразу несколько сосудов. Помимо «кардиологии» у женщины был сахарный диабет, проблемы с почками. Вмешательства на открытом сердце она бы просто не перенесла. Поэтому аортальный клапан ей имплантировали эндоваскулярно.

Вдумайтесь: без разрезов, без остановки сердца человеку меняют клапан, который потом должен открываться и закрываться, проталкивая кровь по организму!

Источник: https://folkmap.ru/krov/zamena-mitralnogo-klapana-bez-vskrytiya-grudnoy-kletki/

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Замена митрального клапана без вскрытия грудной клетки

Российские врачи успешно освоили бескровный метод вживления искусственного клапана для лечения пороков сердца.

Операцию по замене аортального клапана без разрезов на сердце провели в Центре сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н.Бакулева. Новый метод уникален тем, что он значительно безопаснее прежних, не требует разрезов и остановки сердца, а также существенно сокращает время восстановления. Он подходит даже пожилым людям, которым противопоказаны операции на открытом сердце.

Новая надежда для пожилых

уже более сорока лет занимается разработкой и производством искусственных клапанов сердца. Она продает технологию лечения сердечно-сосудистых заболеваний примерно в 100 стран мира. Годовой оборот компании превышает миллиард долларов США. Эта же компания разрабатывает и уникальные медицинские технологии доставки и установки клапанов.

Сердечные клапаны изготавливаются из тканей животных (бычий перикард). Створки клапана подвергаются специальной обработке по удалению кальция, что уменьшает риск послеоперационных осложнений.

Первыми пациентами стали трое больных старше 70 лет. Для них замена клапана – это единственная возможность выжить. Люди с пороком сердца страдают тяжелой отдышкой и не могут полноценно двигаться.

Из-за отложения солей кальция на стенках клапана сердцу становится труднее перекачивать кровь. Нагрузки на него возрастают, развивается сердечная недостаточность.

Обычно, больные с этим диагнозом живут 1-2 года.

Таким пациентам требуется операция по замене сердечного клапана. Раньше для этого рассекали грудину, останавливали сердце и вживляли новый клапан. Все шесть часов, что длилась операция, пациент был подключен к аппарату искусственного кровообращения. Для восстановления здоровья уходило более трех месяцев. Пережить операцию по силам не всем, и людям старше 70 лет ее не делают.

При новом бескровном методе замены аортального клапана риски для здоровья сводятся к минимуму. Искусственный клапан, изготовленный из сплава никеля и титана, свернут и упакован в трубочку диаметром 6 миллиметров.

Он вводится в бедренную артерию и вместе с кровотоком за считанные минуты доставляется прямо в сердце. Там он раскрывается, подобно зонтику, заменяя собой пораженные створки.

Вся процедура проходит под контролем рентгеновского аппарата и занимает чуть больше часа. Причем основное время уходит на подготовку.

Лео Бокерия, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева отмечает, что операция в техническом плане очень сложная и требует предельной точности. Малейшее смещение при установке клапана-протеза приведет к его неправильной работе.

Первые операции в Центре сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н.Бакулева были сделаны абсолютно бесплатно, на правах клинических испытаний. Больным вживлялись клапаны компании Edwards Lifesciences. Они уже зарегистрированы Росздравнадзором и разрешены к использованию в нашей стране.

Борьба за новые технологии спасения жизни

Эту операцию, уникальную для России, уже давно выполняют за границей. Первым технологию вживления искусственного аортального клапана предложил французский кардиохирург Алан Крибье. Сейчас в мире уже проведено более семи тысяч подобных операций.

По словам руководителя отделения рентгенохирургии Центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева Баграта Алекяна, причина отставания России от развитых стран заключается не в недостатке талантливых кардиохирургов, которых у нас в стране немало.

Проблема, как это часто бывает, в простом недостатке финансирования.

Руководитель отделения рентгенохирургии Центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева Баграт Алекян: «Направление транскатетерных пересадок искусственных клапанов сердца – аортального, легочного и митрального – станет главным для прогресса кардиохирургии, и даже, замечу с осторожностью, всей кардилогии 2020-ых годов.

Под руководством выдающегося ученого и врача Лео Антоновича Бокерия, в Научном Центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева уже имплантируется, кроме аортального, также и легочный клапан.

И мне бы очень хотелось, чтобы после внедрения технологии пересадки митрального клапана – самой сложной их трех – Россия не опоздала на столько же лет, как с легочным и аортальным клапаном».

Передовая методика обходится недешево. Достаточно сказать, что зарубежные разработчики оценили такую операцию в 45 тысяч долларов. После первых успешных операций Российские хирурги надеются получить поддержку от государства.

Иначе современная медицина для жителей нашей страны останется недоступной, отмечает хирург Баграт Алекян. Сейчас по квоте на оказание высокотехнологичной медицинской помощи правительство выделяет лишь 205 тысяч рублей.

А это почти в 6 раз меньше стоимости одного только клапана компании Edwards Lifesciences.

Вдобавок, для проведения таких операций нужно специальное оборудование, включая ангиографическую установку, компьютерный томограф и шприц-инъектор для проведения диагностик.

Ведущие кардиохирурги России надеются, что Министерство здравоохранения и социального развития выделит средства для решения этой проблемы. Иначе нельзя будет «поставить на поток» операции по вживлению аортального клапана и сделать их доступными нашим соотечественникам, которые не могут сами оплатить эту дорогую операцию.

«Безоперационный» метод замены аортального клапана через прокол в бедре подойдет женщинам детородного возраста, людям с сопутствующими заболеваниями и преклонного возраста старше 70 лет.

Как правило, после операции эти больные себя чувствуют очень хорошо. Уже через 2-3 дня их выписывают из больницы.

Замена клапана может подарить страдающим от сердечной недостаточности долгие годы здоровой жизни.

Источник: https://newsland.com/user/4297667152/content/v-rossii-osvoili-beskrovnyi-metod-operatsii-na-serdtse/4013738

СекретЗдоровья
Добавить комментарий